Снизу отрасль не выстроить

13 Июля 2016
– Уважаемый Александр Владиславович, через ваши руки прошло столько инвестиционных проектов в разных сферах экономики, скажите, почему же так туго идет подготовка и реализация проектов по обращению с отходами?
– Отрасль по обращению с отходами сейчас пытаются строить снизу вверх путем налаживания отдельных компонентов. Наладили – смотрим – не работает, снова налаживаем компоненты, снова не работает, снова налаживаем и т. д. Но эта отрасль в принципе, технологически, не должна так строиться. Все требования и действия в части строительства современных полигонов и современных заводов по переработке отходов имеют смысл только тогда, когда обеспечены определенными объемами сбора отходов. Только при этом условии построенные объекты станут экономически эффективными. Если же эти объемы не обеспечиваются, то при нашем-то огромном количестве земельного фонда, да еще вдобавок при практически бесконтрольной возможности использования оврагов – никогда эту отрасль невозможно будет построить. – Что же делать? – На самом деле задача заключается в следующем. Чтобы развивать на современной основе частный бизнес, связанный с отходами, сначала нужно построить инфраструктурную основу. И ее создание – это не обязательно задача того частного бизнеса, который работает с отходами в регионах. Бизнесу нужно дать возможность сдавать отсортированные отходы на современные заводы и возить «хвост» на современные полигоны. А заводы надо обеспечить сбытом вторматериалов и производимых ими продуктов из вторсырья, поскольку в противном случае вся деятельность по сортировке и пере- работке оказывается бессмысленной. А у нас эту задачу пытаются законодательно установить в рамках «от муниципалитета к региону». Конечно, регионы разные, некоторые развиваются более активно, но даже они лишь чуть-чуть продвигают то технологическое состояние, которого мы добились и которое, увы, не является современным.

– Но ведь строятся же в регионах современные заводы?
 – Да, они построены, скажем так, не в самых плохих регионах, и это как раз доказывает, что проблема не в технологиях. Мы можем развивать бесконечное число технологий, они могут быть чуть лучше, чуть хуже, более эффективны или менее эффективны. А главная проблема при этом останется, и это – проблема координации деятельности различных участников этого рынка. Она не решена и, к сожалению, как нам кажется, не решается. Мы ведем по этой теме немало и дискуссий и работ, общаемся с крупными инвесторами по целому ряду концессионных проектов, в том числе с крупнейшим инвестором – ЗАО «Управление отходами», сформированном при поддержке УК «Лидер». И все они отмечают, что как раньше невозможно было делать инвестиции в эту отрасль, так их крайне сложно делать и сегодня. Посмотрите, отрасль не выдвину- ла пока ни одного проекта, который стал бы предметом конкуренции за государственные или за частные инвестиции, сопоставимого с проекта- ми в других отраслях инфраструктуры. Даже в сфере водоснабжения и водоотведения возобновился процесс концессионирования, конкуренции за привлечение инвестиций. И это произошло потому, что проблема координации в этой отрасли оказалась решаемой. Но в отрасли обращения с отходами этот подход не реализован. Вы говорите, строятся заводы: да, примерно в 2007 г. появились первые, и все радовались тому, как замечательно отсортировывается вторсырье. А потом оказалось, что по большинству его видов сбыт отсутствует, а тут еще кризис подоспел, и заводы стояли затоваренные. Все просто: чтобы вторсырье использовалось, необходимы мощности по его переработке в товарную, ликвидную продукцию. Но кто же их построит, если у нас отсутствует координация между сбором отходов и их сортировкой, по- лучением вторсырья и его переработкой, производством продукции из вторсырья и ее сбытом? И как сделать, чтобы эта связь появилась? Муниципалитет решает одну задачу, регион – другую, переработка вторсырья – это вообще третья задача, установление тарифов – четвертая… А на самом деле все должно быть жестко технологически связано, а тогда уже внутри этой технологи- ческой, производственной привязки могут возникать разные экономические отношения.

– И межрегиональное сотрудничество нужно?
– Еще недавно вообще считалось, что организация обращения с отходами – это дело каждого отдельного города и деревни. Теперь мы добились того, что по крайней мере внутри регионов это понимается как общая задача, как необходимость координации деятельности всех поселений. Но с точки зрения формирования отрасли – это все равно ограниченный подход. Кстати сказать, с точки зрения межрегионального сотрудничества ассоциация межрегионального социально-экономического взаимодействия «Центральный Федеральный Округ» провела большую работу, выявила возможности и построила примерную схему расположения объектов по сбору, сортировке, переработке и размещению отходов, разработала оптимальную в экономическом смысле схему перевозки потоков отходов крупнотоннажным транспортом к местам промышленной переработки. Но она не добилась ничего с точки зрения практической реализации этого подхода, хотя неопровержимо доказала, что межрегиональная координация и формирование индустриальной системы в таком густонаселенном регионе, как ЦФО, дает экономию порядка 30 % капитальных затрат. А 30 % – это почти 200 млрд руб., поскольку вся стоимость развития инфраструктуры ЦФО, включая Москву и Московскую область, оценивается в 600 млрд руб. Но этот расчет делался не по расценкам, используемым Московской областью. По ним сумма получилась бы где-то под триллион. Однако дело даже не в абсолютных цифрах. Главное, что подходы, связанные с межрегиональной координацией, с увязкой региональных программ и территориальных схем обращения с отходами с наличием (и планированием размещения) объектов промышленной переработки в рамках всего округа, с использованием наилучших доступных технологий, ведущих к возможности извлечения из отходов полезных фракций, энергетического потенциала и сокращению количества полигонов – это ключ ко всему остальному: к привлечению инвестиций и созданию конкурентоспособной отрасли. Но эта задача – задача координации участников процесса выстраивания отрасли – вообще ни- как не обозначена законодательством.

- А что вы думаете по поводу регионального оператора?
– Давайте подумаем об инвестпроектах в рамках концессий, которые в регионах невозможно запустить вследствие того, что банки не рискуют их финансировать. Банкиров можно понять. Ведь инвестиционные программы, которые выносятся сейчас на концессионные конкурсы, как правило, не базируются на территориальных схемах обращения с отходами, то есть являются фактически фиктивными. Сочетание прежних и вновь введенных правовых механизмов вольно или невольно сложилось так, что самым эффективным образом остановило вообще всю концессионную деятельность. Вот когда региональные операторы будут созданы в том виде, как это предусматривается законодательством, мы сможем вернуться к концессионной тематике.

- Здесь такая тесная связь?
– Приведу пример из отрасли водоснабжения, где с 2003 по 2005 г. в рамках не самой эффективной системы управления частным операторам разрешали заключать договоры сначала на краткосрочную, потом на долгосрочную аренду муниципальных систем водоснабжения и канализации. И в течение трех лет 35 млн человек стали получать услуги канализации и водоснабжения, а аналогичным образом и теплоснабжения, и электроснабжения от частных операторов. И этот рынок, который та- ким образом был создан, оказался крупнейшим в Восточной Европе, даже сопоставимым со всей Восточной Европой. На базе достигнутого были запущены крупные проекты, например, один из крупнейших по объему инвестиций в Европе – проект модернизации системы водоснабжения и водоотведения в Ростове-на- Дону. А сейчас запущен проект в Волгограде, еще более крупный по объему обязательств, которые надо освоить. Так вот, в 2006 г. в рамках совершенствования законодательства Федеральной антимонопольной службой (ФАС) по настоятельным рекомендациям Европейского банка реконструкции и развития было решено улучшить систему проведения конкурсов. И вот она была улучшена: до 2011 г. не состоялось вообще ни одного конкурса. Большое количество проектов, которые были запущены на базе годичных договоров аренды (то есть не связанные с регистрацией имущества, формированием технических программ, перерегистрации в долгосрочные договоры), просто прекратили свое существование, а из девяти операторов, существовавших на тот момент, осталось три. Таков результат непродуманного, нескоординированного вмешательства. Все это относится и к вопросу о региональных операторах. Откуда они возьмутся? Это те же самые компании, которые занимаются сбором и вывозом отходов в регионе. Есть ли у них технические и управленческие компетенции для того, чтобы запускать крупные инвестиционные проекты, на порядок больше, чем те, что они осуществляли до сих пор? Есть ли у них капитал, для того чтобы отвечать по своим обязательствам? Если посмотреть трезвым финансовым взглядом, то здесь просто желаемое выдается за действительное. А истина заключается в том, что создание регоператоров не является решением проблемы, в лучшем случае – лишь одним из шагов по ее решению. Не лучше ли было бы обратиться к европейскому опыту – ведь там с отходами справляются, не создавая региональных операторов. Вопросы, связанные с вывозом и переработкой отходов, берут на себя муниципалитеты, становясь при этом фактически локальной монополией. Это то, с чем у нас сегодня борется ФАС, которая даже в водоснабжении считает, что можно развивать конкуренцию в пределах одного города. Сделать две водокачки, наверное? Это безумие с точки зрения экономической теории, которое реализуется в рамках нашего рынка.

– А что вы скажете про зеленый тариф?
– Про него говорится много, но вряд ли оправданно ожидание, что благодаря зеленому тарифу в энергоизбыточной экономике, даже в Московской области, мы сможем решать проблему, связанную с переработкой отходов. На наш взгляд, это достаточно длинный проект. – Мрачная перспектива получается… Так что же, у нас переработки не будет? – По крайней мере не будет достаточно быстро в достаточных объемах. Перспектива притока инвестиций в отрасль в существующих условиях не может появиться в силу простых экономических законов. А пока будут захоронения на полигонах. Я поражаюсь: исходя из того, что мы пытаемся отходоперерабатывающую отрасль построить в постсоветский период, в нашей стране автоматически делается вывод, что она должна возникать естественным рыночным путем. На самом деле это не так! Нигде в мире инфраструктурные отрасли не возникают сами по себе. Франция построила систему скоростных дорог в рамках взаимодействия с частным бизнесом, с использованием концессий, с использованием государственных компаний, которые после того, как расплатились за соответствующие долги, оказались способными приватизировать эти объекты. Таким образом там возник частный инфраструктурный бизнес. А у нас почему-то считается, что мы располагаем бесконечным запасом времени, чтобы подождать, когда у нас сам собой вырастет огромный инфраструктурный бизнес.

– Это то же, что ждать, когда непаханное поле эволюционным путем даст урожай пшеницы?
– Или картофеля. Еще раз вернемся к исследованиям ассоциации ЦФО. Стоимость единой индустриальной системы переработки отходов, которая дешевле, чем неиндустриальная система сбора и переработки отходов для Центрального федерального округа, оценивается в 400 млрд руб. Четыреста миллиардов рублей – это большой объем инвестиций. Соответственно, для того, чтобы нам дождаться, когда все это вдруг само собой будет реализовано, наверное, нашей с вами жизни не хватит. Нужно создавать индустриальную систему сверху, а потом уже решать вопросы, связанные с тем, как будут функционировать предприятия малого и среднего бизнеса, как будут использоваться те или иные цепочки индустриальной системы частным бизнесом. Но с точки зрения координации выстраивания цепочек этих проектов нужно пони- мать, что такая задача является нерешаемой вне единого индустриального проекта.

– Это именно в сфере отходов дело обстоит так?
– Эта беда у нас абсолютно системная, возьмите любую отрасль! Например, помогло ли развитию водных ресурсов, водных видов транспорта, плотин, создание Федерального агентства водных ресурсов? Возникли ли там какие-то другие механизмы, кроме остаточного распределения бюджетных ресурсов? Не возникли. Единственная наша отрасль в инфраструктуре, которая ориентирована на строительство новых объектов и способна конкурировать за деньги, – это дорожное строительство.

- Так надо брать пример с дорожной отрасли?
– Если мы ориентируемся на привлечение инвестиций, на механизмы обеспечения надежных расчетов с инвесторами, в том числе за счет использования экологических сборов, то да. Хотя нам кажется, что экологический сбор не является достаточным механизмом решения проблемы. Потому что экологический сбор касается лишь части отходов, но многое – от пластиковых пакетов до пищевых отходов – останется за бортом дан- ной системы, и за их утилизацию, вообще-то говоря, должно платить население. С точки зрения капиталовложений – тариф на сегодняшний день этого покрыть не может. Но могут покрыть некие иные сборы – не экологические, а связанные, например, с налогообложением сделок с недвижимостью. – Там, где происходит достаточно качественное управление коммунальным хозяйством, состоянием окружающей среды, стоимость недвижимости выше. Отсюда можно сформировать дополнительный до- ход для того, чтобы поддержать отрасль. Даже в рекомендациях Международного валютного фонда говорится о том, что заимствований региональных, муниципальных, национальных бюджетов на цели, связанные с развитием инфраструктуры, не должны касаться те ограничения, которые устанавливает Минфин РФ, потому что такие заимствования связаны с развитием, с экономическим ростом.

- Давайте подытожим: какие пути вы видите для формирования отрасли?
– Давайте. Итак, для этого нам придется: изыскивать дополнительные возможности привлечения средств; создать организацию, которая построит индустриальную инфраструктуру, связанную со сбором и переработкой отходов, которая будет покрывать всю территорию округа; предусмотреть механизмы снижения рисков, связанных с долгосрочными инвестициями в отрасль.

Ссылки по теме