Инфраструктурная аномалия

29 Сентября 2016
Принято считать, что в России есть сложности с инвестициями в инфраструктуру — бюджет не резиновый, а у частного сектора длинных денег нет. Деньги появятся, как только будут определены четкие правила игры, считают эксперты. В распоряжении РБК+ оказался проект предложений по формированию рынка инфраструктурных инвестиций, подготовленный входящим в Группу ВЭБ Федеральным центром проектного финансирования и НП «Новый экономический рост».



Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Неудовлетворенный спрос

Проблема инвестиций в инфраструктуру стоит в России довольно остро — отсутствие достаточного количества транспортных коммуникаций, электросетей, недостаточная обеспеченность услугами ЖКХ и объектами социальной сферы становятся одними из главных препятствий для развития бизнеса и роста экономики страны в целом. По оценкам НП «Новый экономический рост» (НЭР), для того чтобы инфраструктура перестала сдерживать экономический рост, необходимо увеличение ежегодных инвестиций в нее на 1,7% ВВП (примерно на 1,5 трлн руб.), что в полтора раза превышает нынешний объем вложений (около 3,5% ВВП).

При этом принято считать, что основная доля таких вложений должна осуществляться за счет государства — просто потому, что у российских частных инвесторов нет длинных денег на подобные долгосрочные проекты.

Однако не все эксперты с этим согласны. Так, аналитики отмечают, что, например, средства, накопленные в пенсионной индустрии, а также средства страховых компаний и инвестиционных фондов — суммарно около 6 трлн руб. — могут быть существенным источником долгосрочных инвестиций.

Президент НЭР Михаил Дмитриев говорит, что проведенный организацией анализ показывает: финансовых ресурсов на рынке для инвестиций в инфраструктуру достаточно, более того, основные игроки — банки, страховые компании, пенсионные фонды — в настоящий момент испытывают потребность в размещении средств в подобные долгосрочные проекты. «Спрос на вложения в качественные инфраструктурные проекты сейчас превышает предложение таких проектов», — констатирует эксперт.

Длина имеет значение

По мнению генерального директора Федерального центра проектного финансирования (ФЦПФ, Группа ВЭБ) Александра Баженова, проблема сегодня заключается в том, что есть очень большое предубеждение относительно рисков долгосрочных инфраструктурных проектов: «Все всего боятся, поскольку никогда этим не занимались. Боятся рисков периода строительства, исполнения обязательств государства по отношению к этим проектам, сложности регулирования, неготовности населения покупать те услуги, которые будут генерироваться».

При этом Александр Баженов отмечает, что проблемы длинных денег как таковой не существует. «Попытка найти где-то источник неких длинных денег с точки зрения демографии, циклов экономического развития — это попытка изобрести что-то типа вечного двигателя, — говорит он. — Основной исходный источник всех более или менее долгосрочных инвестиционных ресурсов — это фактически средства населения, интересы которого представляют аккумулирующие эти средства институты. И невозможно представить себе инвестора, который может, условно говоря, вложить деньги в проект на сто лет и на этот период забыть о них — столько не живут. Поэтому для привлечения средств на длительные сроки необходимо обеспечить возможность инвесторам в случае необходимости конвертировать свои инвестиции в наличные, а значит, нужны инфраструктурные финансовые инструменты, ликвидный рынок этих обязательств, маркетмейкеры, поддерживающие этот рынок, и т.д.».

«Инвестиционный процесс тормозится неразвитостью самого рынка, отсутствием на нем инструментов, подходящих для комфортного инвестирования, — соглашается Михаил Дмитриев. — Так, банкам нужны бумаги высокого уровня надежности, чтобы не было необходимости при их покупке создавать слишком большие резервы за счет капитала. Также желательно, чтобы была возможность получать под эти активы рефинансирование в ЦБ, что дополнительно увеличило бы спрос на них. У страховых компаний и пенсионных фондов есть довольно жесткие нормативные ограничения по рискованности и ликвидности активов, в которые они могут вкладываться. Как только инструменты, удовлетворяющие этим условиям, появятся, можно будет смягчить ограничения на покупку инфраструктурных бумаг и рынок оживет».

О необходимости создания адекватного предложения на рынке инфраструктурных проектов говорится в концепции по его развитию, подготовленной НЭР и ФЦПФ (имеется в распоряжении РБК+). По мнению разработчиков, заняться этим должно государство в сотрудничестве с участниками рынка. Государство же является и главным интересантом, подчеркивает Михаил Дмитриев. В настоящее время бюджетные инвестиции в инфраструктуру не слишком эффективны, поскольку имеют «короткое плечо». Зачастую эти средства выделяются в объеме даже большем, чем требуется, тогда как необходимое финансирование можно привлечь из рыночных источников. Та же проблема и с банками: наличие нормальных рыночных инструментов повышает эффективность использования капитала кредитных организаций. Так, для удовлетворения среднесрочных запросов на модернизацию инфраструктуры за счет кредитов банкам сейчас потребовалось бы привлечение капитала на сумму порядка 800 млрд руб., соответствующие же вложения в низкорискованные инфраструктурные облигации потребовали бы докапитализации лишь на 160 млрд руб., подсчитали в НЭР.

Без царя во главе

Конкретный комплекс мер для реализации проекта по созданию рынка инфраструктурных обязательств также содержится в концепции НЭР и ФЦПФ. Для бюджета это целевое привлечение заемных средств под инфраструктурные проекты обособленно от долга, идущего на финансирование текущих расходов бюджета. Возврат долга, привлеченного на развитие инфраструктуры, должен происходить за счет дополнительных налоговых поступлений, возникающих благодаря реализации инфраструктурных проектов (TIF-финансирование). Привлеченные таким образом средства могут быть частично использованы для предоставления госгарантий по наиболее надежным инфраструктурным облигациям (старшим траншам), выпускаемым для финансирования инфраструктурных проектов, а также для выкупа более рискованных облигаций младших траншей и для поддержки ликвидности инфраструктурных бумаг. Кроме того, необходимо сформировать единые базы данных для оценки проектов и ценных бумаг, а также сформировать систему их  рейтинговой оценки.

Большая роль отводится новому институту — бюджетным фондам развития инфраструктуры: от управления соответствующими бюджетными ресурсами и выдачи гарантий до рыночных операций — выкупа младших траншей инфраструктурных бумаг и поддержки ликвидности. Эти фонды смогут привлекать ресурсы с рынка путем размещения облигаций. Для небольших инфраструктурных проектов предлагается объединение их в пулы для выпуска вторичных ценных бумаг, что улучшит доступ малых проектов к ресурсам финансового рынка.

Такая система, уверен Михаил Дмитриев, обеспечит быстрый рост объемов инфраструктурных ценных бумаг с кредитным качеством на уровне суверенного или субсуверенного долга. Это кардинально изменит ситуацию на рынке, считает он: покупка подобных бумаг банками не приведет к необходимости привлечения чрезмерных объемов дополнительного капитала; кроме того, их можно будет использовать в качестве залога в ЦБ для рефинансирования кредитных организаций. Правда, признает эксперт, есть ряд нерешенных проблем. В частности, выделение «инфраструктурного долга» в отдельную категорию бюджетных заимствований и создание фондов развития инфраструктуры потребуют внесения поправок в бюджетное законодательство.

Есть еще и проблема «курицы и яйца», характерная для старта любого нового рынка: для того чтобы бумаги стали ликвидными и вошли в ломбардный список ЦБ, их нужно «расторговать», а инвесторы, в свою очередь, предпочитают покупать бумаги, уже вошедшие в данный список, ликвидность которых можно оценить. С этим, полагает Александр Баженов, должно помочь справиться государство — непосредственно либо через фонды или других операторов. «У нас уже есть успешный опыт создания рынка ипотечных облигаций, — отмечает он. — Здесь, по сути, аналогичная задача. И если государство осознает, что наращивать вложения в инфраструктуру необходимо, а развитый рынок инфраструктурных бумаг способен привлечь в эти проекты значительные средства частных инвесторов, ему вполне по силам создать этот рынок».

Здесь, правда, могут возникнуть чисто бюрократические сложности. Дело в том, что данный рынок находится в ведении разных регуляторов. Инвесторов и финансовые инструменты регулирует Банк России, а возвратность инвестиций по инфраструктурным проектам зависит от решений многочисленных органов, ответственных за регулирование реального сектора. До сих пор этим регуляторам договориться об эффективном взаимодействии не удавалось. Так, в России до сих пор нет единого координирующего органа по крупным проектам с внутренними институциональными инвестициями, тогда как, например, соответствующий орган по поддержке малого и среднего предпринимательства существует уже давно. 


Ссылки по теме